Цитаты

Смысл моего президентства — в ответственности перед народом

На Кавказе война больше чем война. Это оскорбление памяти на века...

Сколько бы десятилетий, столетий ни прошло, помощь наших братьев с Северного Кавказа, казаков, которые здесь очень мужественно воевали, не должна уйти из памяти народа. Я много думал о том, с чем связана мужественная и всеобщая поддержка абхазского народа со стороны адыгов, всех народов, живущих в КБР и Северном Кавказе. С одной стороны, видимо, все это объясняется тем, что мы народы-братья. А, как известно, беда не может оставить равнодушным близкого человека. С другой стороны, все это связано с тем, что мы в своей истории уже видели нечто очень похожее. В результате чего понесли жестокие утраты, от которых не можем оправиться по сей день. И то, что происходит сегодня – это напоминает об очень жестоких событиях прошлого, поэтому так решительны наши братья. То, что наше дело справедливое, доказывается и тем обстоятельством, что на помощь к нам пришли и русские из Москвы, Санкт-Петербурга, Казани. Это доказывает, что здесь идет борьба за общечеловеческие ценности. Люди выступают против геноцида народа, против истребления народа, потому что это противно самой человечности.

… Есть государство, каждый его гражданин по всем конституциям обязан защищать это государство. Но если определенная часть населения всякий раз при возникновении угрозы этому государству будет в интересах своего самосохранения покидать территорию Абхазии, когда решается судьба нации, а потом снова возвращаться… Но простите, тогда в чем провинились те, кто остался на своей Родине, защищал ее, сложил здесь свою голову? Завтра, может быть, опять будут какие-то проблемы – и опять кто-то будет убегать, кто-то возвращаться?.. Так не бывает, государство все обязаны защищать. Если он готовы его защищать, пусть возвращаются, но если они готовы в любой момент бежать из этого государства, то мы должны этот вопрос серьезно рассмотреть.

...Политика и чувства - это вещи диаметрально противоположные. Как человек я могу и должен иметь свои сантименты. Как политик я руководствуюсь интересами своего народа. Ради этого я должен встречаться, обсуждать, пожимать руки, любезно улыбаться – все, что угодно, чтобы мирно решить все конкретные проблемы. Война рано или поздно кончается, надо искать другой язык. Это понимаем мы. Это понимают они. По крайней мере, на словах. Чужой болью покаются тогда, когда, простите, на собственной шкуре испытают нечто подобное. Если бы в один не совсем прекрасный день в Тбилиси вошли чьи-то танки, там лучше поняли бы абхазов. Мы не отказывались ни во время войны, ни сейчас от языка переговоров. От совместного решения всех проблем в наших отношениях. Но у нас должны быть достойные условия для нашего народа. Ходили мы под дулами танков, сохранили свое достоинство, сохраним его и за столом переговоров.

...Я с уважением отношусь ко всем религиям, как к разным путям постижения единой Истины

...Нам навязали войну. Нас решили покорить и уничтожить. Но наш народ выстоял в справедливой борьбе с теми, кто посягнул на самое святое — на нашу Родину, кто пытался растоптать нашу государственность. И в этой священной борьбе мы опирались на братскую помощь народов Северного Кавказа, Юга России, всех честных людей мира.

Я неоднократно говорил, что категорически против разработки нефти в Абхазии, как на суше, так и на шельфе. Это создает реальную угрозу уникальным природным условиям Абхазии. Кроме того, наше государство не обладает политическими и международно-правовыми инструментами для того, чтобы защитить свои интересы в случае разработки нефти транснациональными корпорациями, а также обеспечить свою безопасность…

…Я хорошо знаю, что вся история политики — это череда предательств. Могу сказать, что мое бывшее окружение — не исключение.

…Я вообще отношусь к работам с учетом важности исторического подхода. Я не думаю, что историю надо переписывать или перекапывать могилу, как это делали в других местах в свое время. Надо историю принимать такой, какой она есть и была. Переписывать ее вряд ли можно. Нельзя требования сегодняшнего дня предъявлять тому времени. Например, нельзя Леону II, абхазскому царю, заявить, что он действовал неправильно. Такова была ситуация, таковы были правила игры…

...По складу характера я все же остаюсь ученым, историком и люблю это дело значительно больше, чем политику. В политике часто приходится иметь дело с людьми, начисто лишенными каких-либо нравственных принципов и идеалов... У них нет совести, а с бессовестными людьми очень трудно разговаривать, приходится сильно нервничать, переживать. Но коль скоро на мою долю выпало такое испытание, я пока держусь. А так у меня мечта вернуться в свой родной институт