В Большой Политике

Право выбора

День 30 сентября 1993 года стал нашей новейшей историей в душе каждого гражданина Абхазии, самым долгожданным, знаменательным днем. Это не только день освобождения нашей Родины, но и день Победы.

Более года, собрав в единый кулак все свои силы, мы делали все возможное и невозможное, чтоб увидеть этот день. И он пришел, благодаря мужеству, героизму сынов и дочерей абхазского народа, всего многонационального народа Абхазии, благодаря мужеству и героизму наших братьев-сынов Северного Кавказа, Юга России, из многих других регионов России и других стран.

К великому сожалению, я хочу подчеркнуть эти слова, среди защитников Абхазии не оказалось большей части грузин – жителей Абхазии, хотя, беда пришла в дом, в котором жили и они. Вместо того, чтобы встать и сказать: «Не дадим разорять наш дом, уходите обратно!» — очень многие из них взяли в руки оружие и еще более жестоко, чем воинство Госсовета, стали чинить расправу над теми, с кем жили на одной улице, в одном селе, учились в одной школе, сидели за одной партой, с кем, вроде бы, делили радость и горе, кому отдавали в жены сестер и дочерей, у кого брали невест.

Это был трагический выбор, но они его сделали, тем самым, потеряв моральное право быть понятыми своими соседями. Порой мне кажется, что значительная вина в этом тех, в ком они видели своих лидеров, и это тоже часть правды.

Мы видим, как и сегодня те же, так называемые лидеры призывают людей мстить, проливать кровь. Бесноватые фюреры не унимаются, им мало крови, ради своих несбыточных амбиций они продолжают дело, начатое задолго до войны. Пора понять, что пока они будут у власти, трагедия будет продолжаться. Были, к счастью и грузины, которые вместе с нами защищали Абхазию, доказав, что они считают ее своей Родиной. Многие из них удостоены высоких государственных наград. Все, что произошло — произошло, и ко многому уже не может быть возврата. И это тоже реальность.

Когда вспоминаю день 30 сентября, я, прежде всего, вижу лицо Султана Сосналиева, тогдашнего министра обороны. 30 сентября он прибыл ко мне. Взглянув в его мужественное, благородное лицо, я понял, что он мне принес добрую весть. И действительно, он привез в дар бутыль с мутноватой водой. «Это Вам вода из Ингура, — сказал он, — наши войска вышли к границам Абхазии…»

Вспоминая 30 сентября, мысленно возвращаешься к тяжелым трагическим дням войны. 14 августа. Вероломное вторжение войск Госсовета в Абхазию. Танки, артиллерия, авиация, брошенные против безоружного народа. Не можешь не вспомнить об этом, ибо и сегодня некоторые страны, соревнуясь друг с другом, передают Грузии военные корабли и оружие, готовят для нее в своих учебных заведениях военные кадры, посылают военных инструкторов, щедро вливают в экономику Грузии сотни миллионов долларов, не считаясь с тем, что все это может вновь, как тогда, после Ташкента, служить новому военному походу на Абхазию.

Осознают ли они меру своей ответственности? Или как не видеть то, что 14 августа 1992 года Госсовет Грузии пошел по пути правительства меньшевиков, которое в июле 1918 года, только провозгласив свою независимость, занялось оккупацией Абхазии, послав в этих целях свои войска. Нет нужды выяснять цели применения силы против Абхазии. Со всей солдатской прямотой об этом заявил небезызвестный генерал Каркарашвили, впоследствии министр обороны, о котором так тепло отзывалось руководство Госсовета Грузии: «Уничтожить абхазский народ, как таковой». Вполне закономерен вопрос к мировому сообществу: если командующий войсками публично заявил, что он уничтожит весь народ, если его слова были подтверждены уничтожением городов и сел, массовыми репрессиями против населения, то, как должно быть это оценено с точки зрения норм международного права?

И о какой федерации можно говорить там, где уже в мае 1998 года последовало новое применение силы, на этот раз в Галском районе Абхазии, там, где уже пять лет не прекращаются террористические и диверсионные акты одной стороны против другой?

Гаагский протокол дает четкий и недвусмысленный ответ на вопрос о том, с какой стороны исходит угроза миру и стабильности не только в нашем регионе, но и на Кавказе. Война, которая пришла на нашу землю, далеко не у всех, об этом, надо прямо сказать, вызвала однозначную реакцию отпора. Были и те, даже среди руководства Абхазии, кто не только втайне ждал этого часа, но и убеждал других в бессмысленности сопротивления.

Были и те, кто смирился с оккупацией, сотрудничал с врагом, создавал комитет спасения Абхазии, пытаясь в действительности спасти свою шкуру.

Были и просто паникеры. Но подавляющее большинство и руководителей, и народа были готовы противостоять применению силы. Тем не менее, положение было воистину отчаянным. Большая часть территории была оккупирована, здесь развернулся настоящий геноцид, силы были явно не равными.

И в этот самый трудный час раздался мощный голос протеста наших братьев на Северном Кавказе. Они не только опротестовали, они бросились на помощь Абхазии. Мы не забыли то утро, когда первые отряды добровольцев, перейдя через перевал, пришли в Гудауту. Одна только весть об этом передавалась из уст в уста, удесятеряла наши силы. Рядом с абхазами, адыгейцами, кабардинцами, черкесами, абазинами, чеченцами, осетинами, дагестанцами и представителями многих других народов Кавказа, встали казаки, русские, которые по-братски восприняли боль нашего народа. И подобно тому, как наша красивая река Бзыбь становится полноводной и стремительной, вобрав в себя воды Геги, Юпшары и многих других, стало полноводным и неукротимым наше движение за освобождение Абхазии.

Вечная память и слава всем героям, отдавшим свою жизнь за свободу Апсны.

Я прошу Вас минутой молчания почтить их память.

(Спасибо!)

Низкий поклон их матерям и отцам, семьям!

Искренние пожелания счастья, мира и благополучия каждому, кто встал с нами рядом и сегодня отмечает эту дату!

Пять лет после войны можно оценить и как всего пять лет, и как целых пять лет. Есть и то, и другое, но, как историк, могу сказать, только со временем мы сможем по достоинству оценить эти трудные годы.

Многое из того, что уже сделано, когда-то считалось, чуть ли не сверхзадачей, мечтой. Сегодня это стало обыденным, даже незаметным. Но мы, при всем этом, никогда не примем то, что пять лет продолжается террористическая война против Абхазии, в результате которой продолжает литься кровь и абхазская, и грузинская, и российских миротворцев. Растет вражда.

Мы никогда не смиримся с тем, что истерзанной войной Абхазии, ее народу объявили блокаду, обрекая народ на страдания, унижая честь и достоинство граждан.

И мы, естественно, будем делать все зависящее от нас, чтобы прекратить это. На днях и в Тбилиси, и в Сухуме прошли встречи, в ходе которых были подписаны документы, которые, в случае их выполнения, могут стать важным шагом в направлении к стабилизации обстановки в нашем регионе, созданию условий для безопасной жизни людей, в том числе и в Галском районе. Надо дать возможность людям, которые хотят вернуться в свои дома, заняться мирной жизнью, сделать это. Существенно продвинуть весь процесс мирного урегулирования могла бы и новая встреча с президентом Грузии. Поскольку обе стороны высказали свое согласие, надо это реализовать. Очевидно, что все проблемы мы сразу не решим, но двигаться в этом направлении необходимо. В Сухуме и в Тбилиси, в Москве и в Женеве, на Северном Кавказе и в любом другом месте мы готовы искать пути к миру и согласию, добрососедским отношениям между нашими странами, ибо вряд ли можно считать морально приемлемым то, что большой народ лишает малый народ права выбора, угрожая расправой. Права каждого малого народа, а таких на Кавказе большинство, должны уважаться.

Абсолютно нереалистическим является предложение из Тбилиси о так называемом самом высоком статусе политической автономии в составе единого грузинского государства. Это, во-первых, противоречит международно- правовому документу – Заявлению о мерах по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта, подписанному 4 апреля 1994 года в г. Москве сторонами конфликта, представителями России, ООН, ОБСЕ. И, во-вторых, вопрос о статусе Абхазии решен ее народом в Конституции Республики Абхазия, принятой 26 ноября 1994 года. Республика Абхазия — независимое суверенное государство, субъект международного права. Каждый год независимого существования республики Абхазия с определенностью свидетельствует о том, что мы состоялись как государство и вправе рассчитывать на признание мирового сообщества. Равноправные отношения с соседней Грузией станут основой решения всех проблем, разделяющих наши государства и народы.

Мира, счастья и процветания многонациональному народу Абхазии и всему Кавказу!

Да, хранит Всевышний нашу прекрасную Родину!


Возврат к списку