В Большой Политике

Смысл моего президентства — в ответственности перед народом

— Владислав Григорьевич, карьера кабинетного ученого с редкой специальностью — хеттология — и груз президентства в бьющейся в тисках политической и экономической блокады самопровозглашенной республике — вещи, казалось бы, несовместимые. Чем был определен Ваш выбор ухода в большую политику и где, а вернее, в чем Вы находите поддержку на этом тяжелейшем пути?

— Прежде всего, не соглашусь с термином «самопровозглашенная», поскольку считаю его просто-напросто безграмотным. Да, его употребляют некоторые СМИ, но, как мне кажется, исключительно с уничижительным смыслом. Назовите мне хотя бы одно государство, независимость которого была провозглашена его соседями? Если сам народ определяет свою государственность, то точнее будет называть нас самоопределившейся республикой.

Что же касается признания нашей государственности, то я думаю, что это вопрос вторичный. Есть государства, десятилетиями существовавшие непризнанными, так, Советскую Россию тоже далеко не сразу все признали. Думаю, признают рано или поздно.

Ну, а касаясь непосредственно моей карьеры, то, конечно, карьера ученого, более спокойна и, может быть, даже была больше для души, и степень ответственности там иная. Смысл же моего нынешнего президентства в том, что я несу ответственность перед своим народом, когда стоит вопрос о его жизни и смерти.

Многие политики, точнее чиновники, с которыми приходится иметь дело, просто делают свою работу, не задумываясь о том, что проводимая ими чужая политика может обернуться трагедией для целого народа. Это им просто в голову не приходит. А якобы строптивость Ардзинба происходит от того, ичто ему об этом приходится думать постоянно…


Возврат к списку