Слово о Первом Президенте

Ответственность и работоспособность Владислава

В далеком 1962 году, почти полвека назад, мы — двадцать человек — стали студентами исторического факультета Сухумского государственного пединститута. В журнале нашего курса список студентов начинался с Ардзинба Владислава из с. Нижняя Эшера.

И никто тогда и предположить не мог, что новейшая история Абхазии начнется с Ардзинба Владислава. Студенческие годы пролетели быстро: они были наполнены лекциями, семинарами, конференциями. Именно в шестидесятые годы прошлого века в Сухуме была впервые проведена научно-теоретическая конференция, посвященная Нартскому эпосу, которую подготовили ученые АбНИИ им. Д. И. Гулиа — наши преподаватели. С трепетом мы знакомились с личными архивами Г. А. Дзидзария, Ш. Д. Инал-ипа, М. М. Трапш. В 1966 г. мы окончили ВУЗ. …В феврале 1992 г. я была принята в аппарат Верховного Совета Абхазии референтом по приему граждан.

В начале лета того же года по просьбе некоторых депутатов первого «золотого» Парламента мне довелось исполнять обязанности секретаря приемной Председателя Верховного Совета Абхазии В. Г. Ардзинба.

И я была потрясена скромностью и непритязательностью Владислава. Он привозил из дома «тормозок», я заваривала чай, вот и весь обед… Минут 15 отдыхал, просил, чтобы через 15 минут напомнила, что пора работать. Так проходил ежедневно перерыв, а потом и работа до полуночи — дома.

К концу 1993 г., по возвращении руководства из Гудауты в Сухум, я опять была в приемной, в начале — Председателя Верховного Совета, а затем — Президента Абхазии. Меня всегда поражала ответственность и работоспособность Владислава. К каждой встрече с представителями международных организаций, зарубежных государств, военными, дипломатами он готовился, как к решающему событию. Четко определял круг вопросов, подбирал документы, готовил контр-вопросы. Во время любых переговоров справа от него — стопка документов, перед ним — вопросник с пометками. Тон и направленность переговоров, как правило, задавались им. А главное — он был лидером не только своей нации, он был главой создаваемого, молодого государства.

Как-то на приеме у Владислава была сухумчанка, одинокая участница войны Екатерина Даниловна Сукачева. Она рассказала ему о своей тяжелой жизни и стала его подопечной. Он всегда интересовался, какая ей помощь нужна, какие лекарства, продукты. И сказал: «Если я перестану чувствовать боль и несчастья людей, мне не место в этом кабинете…»

А еще он был настоящий товарищ и друг. Помогал как мог и школьным и институтским товарищам, своим друзьям, соратникам. Всегда был человеком.


Возврат к списку